Сегодня 27 ноября 2021
Погода в Оренбурге:
Вопрос эксперту
Байкаров Анатолий Анатольевич
И.о. начальника управления жилищно-коммунального хозяйства администрации города Оренбурга
Задать вопрос


Система Orphus

 

   

1941-1945 гг.: В тыловом строю

Город Чкалов — воюющий тыл 

Оренбург, называвшийся тогда Чкаловом, оказался в глубоком тылу. Война не могла достать город снарядами самых дальнобойных своих орудий. Но сюда хлынули беженцы — женщины, дети, старики. Сюда были направлены десятки эвакуированных заводов, фабрик, учреждений.

Здесь, в военных училищах, готовились кадры для истекавшей кровью, воюющей из последних сил армии. Из тыловых городов и деревень, из рук женщин, подростков, без выходных, без праздников, по 12–16 часов трудившихся у станков, на швейных машинках, в мастерских.

Всё для фронта, всё, всё для Победы! Сейчас трудно даже себе представить, каким несущим, каким трепетным, каким могучим был для людей того времени этот простой лозунг-призыв.

Занятия по военному делу в годы Великой Отечественной войны.jpg

   Занятия по военному делу в годы Великой Отечественной войны

Небольшой провинциальный город. Сто семьдесят с лишним тысяч жителей. На пыльных улицах его можно было встретить повозки, запряжённые верблюдами. Учительский и сельскохозяйственный институты. Большой промышленности не было: дореволюционной ещё постройки паровозовагоноремонтные мастерские, завод «Орлес», кирпичный заводишко, шорно-седельная, швейная, сапоговаляльная фабрички, мукомольные мельницы... Глухая, неторопливая, но по-своему прекрасная провинция — областной центр сугубо сельскохозяйственной области. Восточный промышленный узел только ещё начинал развиваться. Один за другим поступающие от западных рубежей составы. Забитые товарняком, пассажирскими вагонами железнодорожные пути, рвущие душу гудки паровозов...

Многолюдные митинги и собрания прошли в военных училищах города. Так, в шестой авиаэскадрилье Чкаловской школы пилотов капитан В.И.Туровский, лётчики-инструкторы Ф.И.Сокрутов, А.В.Мельников взяли обязательство ускорить выпуск лётчиков для фронта. Такая же обстановка царила в классах, казармах, полигонах Чкаловского зенитного и других училищ города.

Вечером 22 июня митинги состоялись в драмтеатре, в саду имени Октябрьской революции, имени Карла Либкнехта. В цирке собралось полторы тысячи тревожных и гневных жителей города. Люди собирались у репродукторов, висящих на столбах, вслушивались в голос диктора, в интонации его. О чём говорили выступавшие? О своём возмущении коварством, жестокостью врага, о гневе, переполнявшем сердца. А главное — о своей готовности всё отдать, всё сделать для того, чтобы освободить страну от захватчиков. Тыл на нашествие фашистских орд ответил небывалым сплочением, самоотверженным трудом и стойкостью духа.

На 120–150 процентов поднять производительность труда дали слово рабочие линейного цеха паровозовагоноремонтного завода, мельзавода, других предприятий областного центра.

Под ружьё становились мужчины призывного возраста. Среди них немало было и тех, кто добровольно пошёл на фронт.

2.jpg

Нагрузка на железную дорогу легла колоссальная — небывалая во всю мировую историю эвакуация, перемещались на восток сотни заводов, высших учебных заведений, фабрик, военных училищ, государственных учреждений, учреждений культуры, музеев, картинных галерей и беженцы, беженцы...

Город переживал не только трудные, а чрезвычайно трудные времена. Только в самый начальный период войны в Чкалов прибыли десятки промышленных предприятий. Прибывали станки, оборудование заводов, фабрик, предприятий. А с ними инженеры, техники, высококвалифицированные рабочие. Их в первую очередь нужно было разместить, найти более менее приспособленные производственные помещения или создать новые, подвести электричество, воду, тепло, позаботиться о жилье, наладить общественное питание, медицинское обслуживание — какая нужна была организованность, строжайшая исполнительная дисциплина. Огромная организаторская работа легла на плечи областного и городского комитетов коммунистической партии, местных властей всех уровней. К осени 41-го в областной центр привезли оборудование Великолукского, Воронежского и Ворошиловградского паровозоремонтных заводов, часть которых была переведена на производство танков, боеприпасов, снарядов для «катюш». Кроме 19 заводов, фабрик и артелей, в Чкалов переведены 25 предприятий легкой и пищевой промышленности. На основе 4 фабрик, прибывших из Москвы и других городов, создан шёлкоткацкий комбинат, ставший базой для производства парашютов.

Фронт требовал пополнения подразделений армии солдатами. Но особенно остро стоял вопрос с командирскими кадрами. В Чкалове до войны было несколько военных училищ. К действующим добавились новые, например, танковое и пулемётное. Первое разместили в здании, где сегодня музей изобразительных искусств. Занят курсантами был и Караван-Сарай. А танкодром — за городом, по дороге на Каргалу. Приспосабливали различные постройки и под нужды пулемётного училища. Обучение строилось по законам военного времени, выпуски ускоренные. Только в зенитно-артиллерийском училище в первый месяц войны приступило к учёбе 1,5 тысячи молодых людей. То же самое происходило и в военноавиационной школе пилотов, в других военных учебных заведениях. Занятия шли по 10–12 часов в сутки. Через 6–9 месяцев — выпуск, на фронт. Город оделся в шинели. Полигонами служили Зауральная роща, Ситцовка, Карачи, Меновой двор. Остатки окопов в Зауральной роще сохранились до наших дней.

Только танковое училище за годы войны подготовило более 5 тысяч офицеров-танкистов и самоходчиков. В 1942 году выпуск курсантов проходил практически ежемесячно. Ежемесячно!


3.jpg

Военные занятия в Зауральной роще

Группа выпускников Чкаловского танкового училища сражалась в боях за Сталинград. Бились они с железными армадами Манштейна на Курской дуге. Танкист акбулачанин А. Г. Ковалёв закончил свой боевой путь в Берлине. Прославили себя выпускники ЧТУ В. И. Ерасов и И. Проходченко, ставшие Героями Советского Союза. Столь же напряжённо работали и другие военные училища тылового города. Иногда обстановка на фронтах складывалась столь критическая, что курсантов одевали в солдатские шинели и бросали в бой. Так произошло в октябре 1941 года под Москвой, куда был срочно переброшен сформированный из курсантовзенитчиков стрелковый батальон.

Как ни далёк от фронта был наш город, но всё же и сюда могли долететь вражеские бомбардировщики. На базе зенитно-артиллерийского училища была создана противовоздушная оборона города. Производство боеприпасов на Оренбургском паровозоремонтном заводе совсем уже тайное, немыслимое, невероятное, но неистребимое ожидание перелома в войне. О, ни в одном учебнике истории вы не прочтёте об этом томительном, изнуряющем и вдохновляющем ожидании, которым жил весь тыл страны, которым были охвачены все, буквально все от мала до велика. Им дышали, потому что им — жили.

Огромное количество эвакуированных предприятий, в том числе и сугубо оборонных заводов, прибыло в Чкалов. К маю 1942 года число эвакуированных достигло 75 тысяч. Всех принимали, размещали, кормили, стригли, мыли. Вот, например, завод № 545. Он изготавливал то, без чего невозможно воевать, — винтовочные патроны. Он прибыл в Чкалов из Луганска в июле-августе, а уже в декабре 1941 года на его счету было 74 095 тысяч штук патронов.

Производство боеприпасов

на Оренбургском паровозоремонтном заводе

4.jpgМужчины шли на фронт, но и женщины тоже. Отбирали наиболее рослых, здоровых — поток пополнения боевых частей не ослабевал. 106 женщин отправлено на Волховский фронт, под Сталинград — 200 девушек-комсомолок из Дзержинского района Чкалова, из Кагановичского — 150, из Кировского — 195. Их заменяли подростки. А нормы, сроки, производственные задания не сокращались. Наоборот! Нужно было работать за двоих, за троих — за тех, кто ушёл воевать. И требования технологической дисциплины никто не отменял.

Вал эвакуации поистине был девятым! Судите сами: тысячи беженцев из Украины, Молдавии, Белоруссии, Прибалтийских республик, Белгородской, Брянской, Курской, Смоленской, Воронежской областей. Из Киева прибыл завод №245 Главного управления Гражданского флота. Из Великих Лук — паровозоремонтный. Всё оборудование удалось доставить к месту назначения. Из Витебска прибыла мебельная фабрика. Из Гомеля — трикотажная. Артиллерийский завод из Балаклеи Харьковской области. С ним — 928 рабочих, 336 инженеров и служащих, а также 1300 членов их семей. Из Одессы завод «Автозапчасть». Из Киева авиазавод, пивзавод. Из Ленинграда фабрика «Стандарт» — единственная в стране, изготавливающая флегматизаторы для зенитной артиллерии. Из Харькова завод медицинской аппаратуры. К концу 1941 года в тыл эвакуировано 498 предприятий. Среди них завод свёрл, путеремонтный механический завод № 2, завод масел № 8, полиграфический комбинат, части текстильного комбината из Москвы. Эвакуация промышленных предприятий резко повысила оборонный потенциал области. В 1942 году эвакуированные только в Чкалов заводы и фабрики дали 84,4 процента объёма продукции города в 1940 году. Не менее энергично переводились предприятия на военные рельсы.

Из 25 фабрик и заводов Чкалова 12 уже к октябрю полностью производили оборонную продукцию. К 1943 году объём валовой продукции промышленности области увеличился с начала войны более чем в 4 раза, а металлообрабатывающей и машиностроительной — в 125, станкостроительной — в 26, добыча нефти — в 8,7 раза.

С первых месяцев войны в далёкий тыловой Чкалов эшелон за эшелоном шли составы, на вагонах которых виднелись широкие красные кресты. Было сформировано 16 эвакогоспиталей, действовало 4 полевых подвижных госпиталя, три хирургических полевых подвижных, один инфекционный. Не только военные лечебно-санитарные организации готовились к приёму раненых, весь тыловой город принял участие в этой подготовке. Жители города в массовом порядке делились с лечебными военными учреждениями постельными принадлежностями, деньгами, запасами мыла, золой, из которой делали щёлок для стирки. Рабочие, служащие города передали на обустройство госпиталей 50 тысяч рублей, отработали на городских воскресниках 1500 рабочих дней. Около 2 тысяч домохозяек в июле 1941 года включились в подготовку помещений, отведённых к приёму раненых: мыли окна, полы, белили, красили и ремонтировали.

5.jpgВ Чкалов был эвакуирован Харьковский медицинский институт. Он-то и стал базой не только для подготовки медицинских кадров, но и внедрения в лечебную, хирургическую практику всего нового, передового, что было в то время в медицинской науке. Особенно это касалось травматологии с её возросшими объёмами. Лекции по этой дисциплине читал Городнинский. По инициативе профессора А. З. Цейтлина были организованы курсы по военно-полевой хирургии, на которой занимались по обширной программе с отрывом от производства. Эту специальность стали осваивать и врачи-педиатры, среди них Бурова, Шулухина, Муравская, Акопян, Макарова и другие. С именем главного хурурга А. К. Силантьева связано начало плановой хирургической работы, переливания крови, внедрения новых методов лечения. За четыре года в госпитали Чкалова поступило 28 095 раненых и больных, из них только так называемых носилочных 17 000. Профессор С. Г. Миронов нашёл способ лечения септической ангины. Профессор М. М. Левин разработал новую методику лечения язвы голени грамицидином и альбуцидом. В госпиталях Чкалова стала применяться пластика коротких культей голени — метод, освоенный врачом госпиталя № 1655 Л. А. Смирновой. Широчайший, поистине патриотический размах приобрело донорское движение. Отдавали фронту всё, в том числе и часть своей крови. В годы войны знака «Почётный донор СССР» удостоено более 4000 человек. Г. И. Бабаскина сдала за годы войны 30 литров своей крови. Ни одна армия мира не имела столь высокого процента возвращения в строй больных и раненых, как Красная армия.

В горячке, неимоверной спешке отхода страны на восток под натиском превосходящего в военной мощи врага не были забыты и учреждения культуры — театры, филармонии, киностудии, издательства, музеи, архивы с их уникальными историческими документами. В Чкалове под архивное хранилище была отведена даже Никольская церковь. Кстати сказать, в наш город, как установила историк А. В. Фёдорова, были эвакуированы из Москвы Главное управление лагерей, прокуратура СССР, Главное тюремное управление, Главное управление милиции.

В перенаселённом, битком набитом городе нашлось место и для Государственного академического Малого театра оперы и балета, прибывшего к нам 5 сентября 1941 года из Ленинграда. И уже 20 сентября на сцене летнего театра в парке «Тополя» театр показал своим новым зрителям спектакль «Черевички». Была поставлена опера «Травиата», восстановлены оперы «Севильский цирюльник», «Кармен», «Евгений Онегин». Настоящим праздником стала премьера оперы П.И.Чайковского «Пиковая дама». В роли Германа — Б.О.Гефт, графиня — заслуженная артистка РСФСР О.Н.Головина, Лиза — Ф.Л.Ратнер. А месяц спустя в концертном исполнении зазвучала опера А.П.Бородина «КнязьИгорь». Здесь, в Чкалове, жили и творили эвакуированные композиторы Д. Дзержинский, М. И. Чулаки, В. В. Волошинов, В. П. Соловьёв-Седой, Д. Г. Френкель и другие. Здесь плодотворно работал поэт-песенник А. Фатьянов. И город наш, как и вся страна, пел. Здесь, в тыловом Чкалове, созданы или опробованы такие замечательные песни Василия Павловича Соловьёва-Седого, как «Вечер на рейде» — нежная, чуточку грустная и мужественная песня, потрясающие, бессмертные «Соловьи», «Играй, мой баян», «На солнечной поляночке», «Давно мы дома не были». Шестьдесят песен за годы войны создал В. П. Соловьёв-Седой, и многие из них на слова Алексея Фатьянова.

В Чкалове в суровые, но наполненные творческой энергией годы жили и работали известный литературовед Н.Е.Прянишников, художник Кудашев, виолончелисты отец и сын Ростроповичи, будущий композитор, а тогда курсант одного из военных училищ Я. Френкель. Старший Ростропович, Леопольд Витольдович, умер 31 июля 1942 года. Он завещал сыну не продавать рояль и виолончель, несмотря ни на какие трудности.

Чкаловцы военных лет отдали всё, что имели, сделали всё, что смогли во имя победы.

Победа!

Восьмого мая была подписана безоговорочная капитуляция фашистской Германии. Мы выстояли. Выстоял солдат и маршал, выстоял Верховный Главнокомандующий и тыл. Выстоял, всё превозмог и Чкалов — наш родной Оренбург.

7.jpg

Ушли на фронт 360-я Невельская стрелковая дивизия, 8-я гвардейская кавалерийская дивизия, 211-я стрелковая дивизия. Из Оренбурга отправлены на фронт 2 стрелковые бригады, 4 авиаполка, кавалерийское училище, 28-я и 36-я отдельные бронедивизии, 2 отряда железнодорожников, санпоезд № 50. Военными училищами выпущено 3612 лётчиков и штурманов, 7316 танкистов, 7312 зенитчиков, 4000 пулемётчиков. В городе размещались 17 госпиталей, в которых было вылечено более 66 тысяч раненых.

Оренбург дал фронту самолётов 1125, бронепоездов 3, снарядов и мин 2,8 млн, гранат, 2 млн, патронов 741 млн. Изготовлено шинелей 330 тысяч, валяной обуви 311 тысяч пар, кавалерийских сёдел 235 тысяч, парашютного шёлка 2561 тыс. квадратных метров.

Внесено в фонд обороны 29 млн рублей и облигациями займов 27 млн рублей, для фронтовиков собрано: 240 тысяч подарков, 87 тысяч тёплых вещей, выстирано 1,1 млн комплектов обмундирования, выезжало на фронт 17 концертных бригад, дано 1330 концертов.

За годы войны заводом поставлено фронту 1595 самолётов. Практически каждый сотый самолёт, изготовленный за это время, был с маркой завода № 47. Ушли на фронт 614 человек, 99 из них не вернулись домой. За героизм, проявленный в боевых действиях, награждены 255 заводчан, а Н. А. Рощин и М. Н. Серогодский удостоены звания Героя Советского Союза.

8.jpg


Использованный источник: Оренбург — «всем азиатским странам и землям… ключ и врата». —  Оренбург: ИПК «Газпромпечать» ООО «Оренбурггазпромсервис», 2010. — 704 с.